БОЖЕСТВЕННАЯ КОМЕДИЯ

Պոեզիա > ПОТЕРЯННЫЕ ПИСЬМА

И вознесся поэт в небеса.

(Вернее, душа поэта,
ибо тело поэта – тленно).

Его приняли в большом зале

и ожидать наказали.

На небе писать запрещается,

и не знал он, как время убить.

Ожидающих было немало,

их вызывали в свой черед
на экзамен,

прежде чем направить в рай или ад.

И когда до поэта дошло,

он вошел, взволнованный, удрученный,
озабоченный, утомленный и так далее.

Вопрошающие сидели напротив

совсем обнаженные,
звучала небесная музыка, было душно.

Поэта придвинули к самому голому,

тот сидел в позе йога
и грыз карандаш.

– Фамилия, имя, отчество,

место последней работы,

фотокарточка 6Х9 без головного убора,
справка о том, что при жизни был человеком,

а не дьяволом…

Документы нашли в порядке
и стали задавать вопросы:

– Кто ваш любимый писатель?

Признаете ли экзистенциализм?

За какую команду болеете?

Отношение к женщинам?

Верите ли в бога?

С «Этикой» Спинозы знакомы?

Верна ли теория войны Гегеля?

Кто основоположник сюрреализма?

Какие предпочитаете блюда?

Почему у вас такие волосатые ноги?

При вас ли носовой платок?

Пройдет ли сегодня дождь?

Верите ли вы в счастье?

Какие вас занимают проблемы?

И когда поэт на вопросы ответил,
началось обсуждение.
В заключение выступил самый голый:

-Этот, то есть поэт,

«Этику» Спинозы читал,
что такое утопия, знал
и в счастье верит.
Любимый футболист не Эйсебио, а Пеле,

в общем, он много грешил на земле,

много наделал ошибок.
И не надо забывать, что он поэт,

притом, сторонник верлибра,
итак, леди и джентльмены,

его следует отправить в ад.
Раздались бурные аплодисменты,

и поэт поспешил спуститься на землю
и зарекся больше не возноситься,
даже если умрет всерьез.